Зазеркалье Души Потусторонний Мир Зазеркалья
Тайна зеркальной комнаты. Прощание » Мир Зазеркалья

Просмотров всего: 624; Читали сегодня: 0

Тайна зеркальной комнаты. Прощание

Опубликовал Galina - Последнее обновление: Пятница, августа 26, 2011 - Сохранить & Добавить - Нет комментариев

Тайна зеркальной комнаты. Прощание

Отец ничуть не удивился, когда Ангелика сообщила ему, что его ждёт Адель, и он срочно должен отправиться к ней, а она сама должна идти за Кларком.
Не удивился он и тогда, когда дочь протянула ему амулет и молча надел его.

Затем, долгим пристальным взглядом смотрел вслед девушки, до тех пор, пока она не скрылась за поворотом.
Кларк был в кузне. Ангелика невольно залюбовалась крепким загорелым телом своего возлюбленного. Она, молча, подошла к нему, и также молча, надела на него амулет. Едва она прикоснулась к нему, как он обхватил её своими могучими ручищами и сжал в объятиях.
Она и не пыталась вырваться. Прильнула к нему всем телом и прошептала:
— Ты ещё не раздумал на мне жениться?
— Что ты, я готов хоть сейчас…
— Сейчас не получится. Нас ждёт Адель. Я думаю, говорить мы будем о предстоящей свадьбе – девушка хитро улыбнулась. На какое-то, мгновение тревога отпустила сердце, и в него тут устремился ручеёк тихой печали.
Кларк кинулся в угол кузни и счастливо улыбаясь, произнёс:
— Закрой глаза
Девушка послушно повиновалась.
Молодой человек осторожно и бережно надел на пальчик любимой кованое колечко. Отвечая его жарким поцелуям, она вдруг обмякла, голова заполнилась туманной истомой, они зарылись в пахучей траве…
К дому Адели они подошли, когда уже смеркалось. Ангелика была поражена той перемене во всём облике бабушки, произошедшей с ней, спустя столь непродолжительное время с момента их последней встречи. Казалось, что Адель даже стала ниже ростом. Глубокие морщины исказили ее, некогда прекрасное, лицо до неузнаваемости. И всё же, стройность фигуры, грациозность остались неизменными.
Адель медленно подошла сначала к ней, к Ангелике.
Долго и пристально вглядывалась в черты лица любимой внучки.
Женщина, словно бы, хотела сохранить в памяти образ своей любимицы. Слегка удивлённый изгиб бровей; яркую зелень глаз, обрамлённых пушистыми темными ресницами; аккуратный, красиво очерченный рот с чуть пухлыми, ещё по-детски, губами; прямой нос с тонкими, изящными ноздрями.
Затем подошла к Кларку. Взяла его руку и соединила с рукой Ангелики.
— Я благословляю вас, дети мои. Я соединяю ваши сердца. Я знаю, перед Господом вы уже муж и жена. Земные формальности значения не имеют. Вас воссоединили на небесах. Вам предстоит защищать свою любовь не от людской зависти, хотя и она страшна. Вашей любви будут противостоять силы, куда более коварные, потому что вы носители нового начала.
— Девочка моя, — она обратилась к Ангелике, — твоя мудрость и всепрощающая любовь спасёт не только вашу любовь, но и любовь вообще. Помни об этом всегда и верь, даже когда глаза твои будут показывать тебе иное. Верь только своему сердцу. И помни, ничто в этой жизни не имеет значения, кроме самой жизни. Твоей ли, твоих ли близких. Всё остальное, условности, которые придумали для себя сами люди. Любовь, дарующая жизнь. Только это важно.
Адель, как будто устав от столь длинного монолога, или же, потому что волнение перехватывало голос и мешало говорить, вновь замолчала.
— Кларк, — она обратилась к молодому человеку, — пока на тебе этот амулет, тебя будет охранять, оберегать и помогать любовь и сила Ангелики. Даже если отчаяние охватит твою душу, даже если сердце твоё будет молчать, даже если мнимое ты будешь принимать за действительное, взгляни на амулет, и разум воскресит твои чувства, разбудит сердце, сбросит пелену с глаз. Если амулет вдруг, окажется во власти злых чар, он померкнет. И ты поймёшь, что перед тобой не тот, кого видят твои глаза. Это важно.
Адель на минуту задумалась, затем продолжила:
— И, пожалуй, самое главное. Помните, Судьба посылает только те испытания, которые её подопечный способен вынести. Тот, кто поддаётся отчаянию, кто теряет в пылу борьбы веру, надежду, любовь всегда проигрывает. Но в этом вина не Судьбы, а самого человека. А, сейчас, склоните головы дети мои…
Она покрыла смиренно склонённые головы холщовой тряпицей, и, закрыв глаза, нараспев стала произносить совершенно незнакомые слова на каком-то, странном языке.

Отдохнуть, расслабиться после напряжённого трудового дня (или, трудовой недели?) с чувством выполненного долга. Но, как и где, вот в чём вопрос. А, может быть, не мудрствовать лукаво и кликнуть: досуг владивосток?

Рубрики Философская лирика • Метки: , Наверх

Оставить комментарий

Тайна зеркальной комнаты. Прощание