Зазеркалье Души Потусторонний Мир Зазеркалья
Тайна зеркальной комнаты. Адель | Мир Зазеркалья

Просмотров всего: 390; Читали сегодня: 0

Тайна зеркальной комнаты. Адель

Опубликовал Galina - Последнее обновление: Пятница, августа 12, 2011 - Сохранить & Добавить - Нет комментариев

Бабушка ненадолго задумалась, как бы определяясь, с чего же, всё-таки, начать.
Вообще-то, называть бабушкой, эту статную даму трудноопределимого возраста, со следами былой красоты, которые ещё не стёрло беспощадное время.

Ангелике всегда было очень сложно. Ну, никак не увязывалось это тёплое, домашнее, уютное, умиротворяющее слово с обликом утончённой изящности, лёгкой, почти воздушной походкой, гордой посадкой головы, слегка тронутой паутинкой едва заметной седины. Если бы не резкие носогубные складки, свидетельствующие о безмерном горе, пережитой трагедии, можно было бы предположить, что эта женщина едва достигла зрелости.
Но, она являлась мамой её мамы, которую девушка практически, не помнила. Мама погибла при очень странных обстоятельствах, когда Ангелика было ещё совсем малышкой. Отец всегда мрачнел, когда девочка пыталось хоть что-то, узнать, замыкался в себе. Всегда добрый и ласковый, он вдруг становился раздражительным. Нельзя было сказать, что он противился общению своей ненаглядной дочки с тёщей, но на лице его всегда проявлялась явная тревога, смешанная с невыразимой тоской, как бы он не старался это скрыть, спрятать.
Однажды Ангелика подслушала обрывок разговора между отцом и Аделью (так звали бабушку), который был ей совсем уж непонятен, но привлёк её внимание тем, что и отец, и Адель (бабушка сама настояла на том, чтобы Ангелика обращалась к ней по имени), разговаривали не просто на повышенных тонах, а очень резко.
— Как ты не поймёшь, — Адель как будто припечатывала слова к пространству, — это не зависит ни от нашего желания или нежелания, ни от нашего непринятия данности, как неизбежности. Это её Судьба. Ей это предначертано. Нам этого не изменить, и не отменить. Девочка должна быть к этому готова.
А, отец, с несвойственной ему резкостью, отрывисто бросал:
— Это всё, что у меня осталось. Я не смог уберечь её мать…
— Но ты бы и не смог. Это был её выбор, её решение. Если бы она не сделала того, что она сделала, этого круга нельзя было разорвать. К тому же, тебе ли не знать, что бы произошло, если бы…
Женщина тяжело вздохнула, затем, как-то очень уж тихо и задумчиво, продолжила:
— Не забывай, тебе она была жена, а мне она была дочерью, и Ангелика моя внучка…
— Она не только твоя внучка, она, прежде всего, моя дочь!.. Я запрещаю тебе…
— А твой запрет способен что-то, изменить? Тебе это неподвластно, – она ёще раз, скорбно вздохнула, — Да мне тоже. Никому это неподвластно. Будет так, как должно быть. Прими это, как данность. Не нам менять то, что дано свыше…
Ангелика поняла, что речь идёт о ней. Попыталась вникнуть в слова, но взрослые, очевидно услышав шорох, вдруг замолчали…
Отец резко открыл дверь, и девочка ввалилась в комнату. И Адель, и отец прятали глаза, уводили взгляды. Ангелика даже не попыталась спросить, о чём спорили два самых близких и любимых ею, человека, так была напугана необычностью и самого разговора, и тона, в котором этот разговор вёлся.

Рубрики Философская лирика • Метки: , Наверх

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии!

Тайна зеркальной комнаты. Адель